Descendants of Darkness. Celestial War.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Descendants of Darkness. Celestial War. » Flashback » Агарта Моногатари


Агарта Моногатари

Сообщений 61 страница 63 из 63

61

В другое время, если бы небесам было угодно даровать им с Орией тысячу дней безмятежного счастья, беседы о поэтических образах были бы достойным заполнением для подобного вечера.  Но сейчас минуты стоили слишком дорого, чтобы рассуждать о том, что осенние листья  уже мертвы, коль не способны более держаться на ветвях, что каждый из них – всего лишь один из миллионов ему подобных, чья участь истлеть если не в сезон угасания, то в дни весеннего расцвета природы. Поэтичность зачастую довольствуется поверхностными впечатлениями мимолетного сознания красоты неповторимого мгновения, тогда как философские суждения о природе вещей заставляют смотреть глубже, в самую суть.
Пусть тонко чувствующая красоту этого мира душа Мибу-сана пребывает в гармоничном спокойствии – рассудил Мураки, сознавая без тени огорчения, сколь по-разному они с Орией воспринимают красоту. Потому и не стал развивать спор о листьях – не время для него. И что-то подсказывало Первому советнику, что у них с Орией никогда не было и не будет времени, чтобы от скуки предаваться  изысканным беседам исключительно ради  красоты процесса.
- Тамура-сан не человек, - согласно кивнул мужчина, - но суть мононоке не всегда определена его рождением от мононоке. Вам ли не знать.  Иногда людей от перевоплощения в этой сущности  отделяет всего лишь смерть.
Казутака  вспомнил рассуждения своей любовницы о возможностях для него обрести бессмертие, перевоплотившись через смерть в одно из существ призрачного мира и так продолжить свою жизнь в Агарте, когда  окончатся дни человеческой жизни. Мечты госпожи Кагуя, к счастью, оставались лишь  мечтами, ибо ни один из ведомых ей путей изменения сущности человека, не мог гарантировать успеха замысла намеренного перевоплощения. 
- И я не хотел бы знать, каков его истинный лик, сокрытый под маской, - добавил он,  когда от легкого прикосновения к щеке пальцев Ории  осталось лишь стремительно тающее  тепло.
Сказанное было довольно глубокой метафорой,  иносказательным выражением нежелания Советника знать, через что прошел актер, чтобы заполучить свою неснимаемую кицунэ-мэн, а вовсе не того, как тот мог бы выглядеть в человеческом обличии.
- Если найдете интересной для размышлений  тему перевоплощения в этом мире и  связи людей и жителей Агарты, то мне было бы любопытно узнать Ваши выводы и суждения, - проговорил он, - быть может, при следующей встрече, если  обстоятельства её будут благоприятны для подобных бесед.  А сейчас…
Он устремил задумчивый взгляд в пространство , не глядя ни на тонущий в сумерках  белый сад, ни на вызолоченные бледным лунным светом  края облаков, укрывших ночное светило в очередной раз. Пауза затянулась чуть долее трех вздохов…
- А сейчас мне довольно того, что Вы, Мибу-доно, просто делите со мной красоту этого вечера.

+1

62

Первый Советник не зря слыл человеком мудрым и знающим. Он так легко и знающе рассуждал сейчас о сложной и многогранной природе мононоке, что рядом с ним Ория почувствовал себя ребёнком, знающем о мире столь мало, что каждое, даже самое маленькое событие – настоящее чудо для него. И в то же время сколько мудрости и печали крылось в его словах!
Как могли два человека, настолько разных, как они, сойтись в той, прошлой жизни? Мибу много слышал и читал о гармонии инь и ян, но набившая оскомину уже поговорка о том, что противоположности притягиваются не казалась ему справедливой. Чем сильней различия – тем глубже та пропасть, что неизбежно проляжет между людьми… или не-людями. Как непонятны тонкие порывы души поэта обычному рыбаку, так и столь разным людям свойственно быть друг другу взаимными различиями чуждыми, неприятными…
-«Неужели любовь наша ещё в той, прошлой жизни была столь сильна, что сумела уравновесить наши различия?» - эта мысль горчила на кончике языка. Мибу готов был смириться с тем, что никогда до конца не поймёт своего избранника – да и можно ли знать кого-то полностью, если и в себе человек не всегда уверен? – но сможет ли и тот пойти навстречу?
Он склонил голову, соглашаясь с предложением Мураки-доно. Для всего есть своё время и своё место, и сейчас – время вовсе не для того, чтобы обсуждать природу мононоке. В конце концов, они так давно не виделись! Не были просто рядом. Хотя… когда у них было достаточно времени, чтобы насладиться обществом друг друга?
Инициатором в прошлый раз был Мураки-доно, он сделал свой ход и, как и в увлекательной игре, теперь пришёл черёд Ории. Единственное, что эту игру затрудняло – так это то, что в ней отсутствовали чётко обозначенные правила, а многие оговорки возникали прямо по ходу. Но тем интересней была игра – из разряда тех игр, в которых важен сам процесс, а не результат.
Повернувшись к Советнику, мужчина подался вперёд и прижался губами к его скуле. Первый поцелуй – и в губы? Нет, это было бы неправильно. А так Ория мог чувствовать, как запах дорогих притирок для кожи и ароматных масел, исходящий от Мураки, смешивается с хвойным ароматом, сладковатым от цветущих неподалёку глициний и едва заметных ноток сакуры. Мибу повёл носом вверх, как сделал бы обладатель лисьей морды, и вскоре его губы коснулись аккуратной раковины уха Первого Советника.
- Я счастлив, что могу разделить с Вами этот вечер, Мураки-доно, - шепнул он, согревая ухо своим дыханием, в контрасте с вечерней прохладой кажущимся горячим.

0

63

Уверенность Первого советника в своих словах заставляла многих полагать его высказывания за истину.  Существа, наделенные по воле Небес, разумом зачастую склонны забывать об этом даре и жить эмоциями, желаниями и прихотями, вверяя другим право излагать правильные постулаты как об основах бытия, так и правилах и правдах ведения дел и отношений.  И Первого советника такое положение дел, разумеется, устраивало.
Прикосновение губ Ории к щеке Казутаки, такое нежданное, трепетно-осторожное, словно касание лепестка сакуры, случайно принесенного ветром,  заставило оборваться ход мыслей советника.  Сердце пропустило удар, а выдох замер где-то подстыком ключиц.  Мгновение, равное по полноте чувств и яркости восприятия вечности растаяло в  напоенных благоуханием вишневого цвета сумерках, чтобы никогда больше не повториться ни в этом мире, ни в ином другом.  А Мураки чуть повернул голову к сидящему рядом самураю и одарил того долгим, темным, внимательным взглядом, словно спрашивая, а понимает ли Ория на что отважился, готов ли принять все последствия такого откровенного жеста.  Медленная улыбка изогнула тонкие губы мужчины.
- Вероятно, - проговорил он мягко, полушёпотом,  перекатывая слоги так, словно смаковал изысканейшее лакомство, - мне никогда не оценить в полной мере поэтическую утонченность вашей души, МИбу-сан. Тому, кто видит, как змеятся изгибы горного ручья, резво спускающегося по камням проще понять долгую историю его пути из каменной темницы на волю, нежели  очароваться чистотой и прозрачностью воды в ледяной глубине озерца у подножия скалы. Желание утолить жажду сильнее очарованности  красотой и гармонией…
Интриган в белом облачении, безусловно, лукавил…  Мураки вовсе не были чужды осознание красоты и понимание поэтичности, но даже будучи  тактиком в своей сути, он отдавал предпочтение действиям и поступкам, нежели словам и красивым жестам.  Хотя с того момента, как он счел, что Мибу предпочел одиночество его ночному обществу в дни их прошлой встречи потому лишь, что не услышал желанных признаний и клятв,  Мураки готов был терпеливо и чутко проявлять свою приязнь на уровне намеков и подарков,  бесконечно рассуждать о красотах сада, игры лунного света на озерной глади, прелести танца голубых мотыльков над зеленым лугом…  Лишь бы дождаться однажды такого вот короткого поцелуя.  Потребовался всего лишь год разлуки…  год за который он, человек, сделал в этом мире больше, чем оба даймё,  имеющие в распоряжении вечность и потому никуда не спешившие.  Но сделанное пока не воплотилось в делах… пока это были слова, планы и намерения…
Жест, которым Казутака коснулся  подбородка Ории, вынуждая мужчину чуть приподнять свое красивое, узкое лицо, был  спокоен и исполнен уверенности, пришедшей из осознания того, что ему всегда нравилось просто созерцать совершенство тонких черт этого лица…
Сознавая, что в тот миг, когда взгляда уже будет недостаточно, его губы накроют поцелуем, недозволенно откровенным и жадным, уста Ории.
Не в это мгновение.
- Ория… - он произнес имя возлюбленного беззвучно, одним движением губ, позволяя тому угадать сказанное.

+1


Вы здесь » Descendants of Darkness. Celestial War. » Flashback » Агарта Моногатари


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC